Предисловие – Спустя сто лет после большевистской революции

 

За сотни лет, прошедших после революций 1917 года, румынские читатели имели доступ к двум источникам информации о событиях: книги, написанные во время коммунистического режима, и переводы некоторых документов, опубликованных на Западе. Авторы обеих категорий предпочли игнорировать существенный аспект истории: сотрудничество между финансово- банковскими кругами и секретными службами западных держав и лидерами большевиков в период, предшествующий захвату власти последними, и сразу после этого.

Обоснование молчания о сотрудничестве очевидно: коммунисты должны были объяснить, почему почитаемые руководители движения получали важные субсидии, а также информационную, военную и логическую поддержку со стороны «классовых врагов», в то время, как Запад должен был бы объяснить, почему он финансировал подрывные революционные движения в союзной стране, став сторонником тех, кто сначала ликвидировал монархию, а затем всю элиту российского общества. Более того, признавая поддержку Ленину, Троцкому и Ко, западники согласились бы не только с соучастием в предательстве союзника и убийстве царской семьи, но и с последствиями следующих за этим лет – миллионы смертей во время гражданской войны и последовавшими репрессиями.

 

Третья возможная категория авторов, из рядов «белой» русской эмиграции, также была вынуждена подчиняться суровым правилам, принятым в изгнании, часто избегая слишком чувствительных тем для их «почетных» хозяев. Эта самоцензура сопровождалась отсутствием информации, так как большевики были особенно внимательны с удалением следов из царских архивов, а на Западе доступ к архивам оставался в руках тех же лиц, принимающих решения, как и сто лет назад. Наконец, еще одним препятствием для солидной библиографии в отношении большевистско – западных связей, появившееся под влиянием «российской эмиграции», являются идеологические препятствия и драматические личные переживания, которые ограничили способность российских беженцев беспристрастно анализировать различные тенденции и расколы, существующие в большевистских элитах.

 

Однако, если не исследовать связи между лидерами «русской» революции и западного мира, важные аспекты истории остаются необъяснимыми, в частности, на какие деньги жили профессиональные революционеры, которые смогли организовать покушение за покушением на российских монархов и их министров? Кто финансировал и логистически организовал импорт оружия, отправляемого на судах, непосредственно в российские порты? Кто финансировал антимонархическую пропаганду в российской прессе, поддерживая самые аберрантные слухи и подстрекая к революции? Почему Ленин, Троцкий или Литвинов всегда получали убежище в западных странах, и если они временно были арестованы, их немедленно освобождали после вмешательства высших властей? На какие деньги жили эти лидеры в ссылке в Швейцарии, США, Франции или Великобритании до начала мировой войны? Как получилось, что большевики допустили беспрепятственную эмиграцию всей семьи своего предполагаемого врага Керенского? Почему Троцкий, сторонник перманентной революции, бежал аж в Соединенные Штаты, символ глобального капитализма, после разжалования Сталиным? Почему большевики, пришедшие к власти, подписали чрезвычайно выгодные контракты в пользу западных классовых врагов, уступая им золотые запасы России, а так же огромные золотые и нефтяные концессии?[1]

 

Отсутствовали логические ответы на спорные вопросы, Официальные историки, как на Западе, так и на Востоке, предпочитали обойти эти спорные вопросы стороной и уклониться от ответа.[2] Но после развала коммунизма в 1990-х годах возникло новое поколение русских историков, которые, освободившись от идеологического корсета, могло заниматься запрещенными темами, предоставляя ранее неопубликованную информацию и анализ трагедии исчезновения православной России и рождении СССР . В новом поколении русских историков и специалистов в геополитике Николай Стариков выделяется благодаря динамике литературного стиля и новизне информации, предоставленной общественности в более привлекательном формате, чем схоластика. В своих книгах, тираж которых превышает тираж научной фантастики в книжных магазинах в постсоветском пространстве, Стариков сочетает историческую и анекдотическую информацию с логическим выводом, так же как и писатель детективных романов, а читателю часто приходится самому делать выводы о связях между различными представленными данными.

 

Для Старикова, как и для всей российской геополитической школы, история пишется как непрерывная борьба между морскими /коммерческими державами и великим Евразийским континентальным пространством. После поражения Франции в войне с Наполеоном, Российская империя доминирует в этом большом континентальном пространстве, обеспечивает стабильность коалиций на континенте, побеждает в революциях 1848-1849гг и пошагово вытесняет Османскую империю из Юго-Восточной Европы. Экономическая экспансия России и ее демографический взрыв, отраженный в миграции на юг и восток, ставит под сомнение британское превосходство в Индии и даже в Китае, который вследствие злоупотреблений был вынужден вовлекать население потреблять наркотики посредством двух опиумных войн.

 

Стратегии Британской империи, над которой никогда не заходит солнце, с помощью которых она пыталась себе обеспечить мировое господство, устраняя геополитического русского соперника, имеют многообразные формы: прямое действие – путем развязывания войны в Крыму, поддерживая региональную вражду, цель которой «задушить» Россию как змею анаконду, блокируя доступ к проливам и теплым морям – например Берлинский договор, который перекрыл доступ к Босфору или интервенции в Персии и Афганистане – и непрямое действие – посредством поддержки всех революционных движений, способных подорвать изнутри Российскую империю.

 

В рамках стратегии морских держав, касающейся поддержки и финансирования региональных соперников для их противопоставления главной континентальной державе, можем напомнить и о британской поддержке Османской империи, и о поддержке ​​Японии во время русско-японской войны 1905 года американскими банками, особенно Kuhn, Loeb & Co.[3]

 

Так же, Стариков аргументирует британское участие в восхождении Бисмарка и поощрение англосаксами объединение Германии для того, чтобы создать центральный европейский противовес России.[4] Зная очень хорошо факторы, которые благоприятствовали его восхождению и их конечную цель, «железный канцлер» предупреждал всегда своих соотечественников о каких-либо действий против России. [5] Игнорирование этого принципа имело разрушительные последствия для кайзера Вильгельма II и Адольфа Гитлера, впрочем, являвшегося известным поклонником Британской империи. [6]

 

В начале двадцатого века, карта мира представляет собой следующую картину: в Западной Европе, Африке и Азии доминируют Британская империя и Франция, которыми, в свою очередь, управляют те же силы финансовой и коммерческой олигархии после поражения Наполеона. В Америке, силы крупного капитала укрепляются, основав в 1913 году Федеральную резервную систему, третий центральный банк США, преемница де-факто Банка Англии. [7] Кроме того, Доктрина Монро исключала вмешательство любой европейской державы в Западном полушарии, обеспечивая контроль США над Южной Америкой. Учитывая быструю экспансию США в сторону Тихого океана, поражение Испании в испано-американской войне, полную колонизацию Индии и уничижение британцами Китая, мы можем говорить о почти универсальном доминировании морских / коммерческих / атлантических сил. Против их полного господства стояли только две силы: Германия, самая большая экономическая и военная сила Европы и Российская империя гигантского размера – от Варшавы до истоков Дуная и от Владивостока до Ирана.

Английский политический гений состоял в том, чтобы заставить эти силы бороться друг с другом вместо того, чтобы создать континентальный союз, способный соперничать с англо-американской морской империей.

 

Обещая Германии, с одной стороны, свой нейтралитет в случае начала конфликта с Россией и подпитывая, с другой стороны, тщеславие русской политики и верность Сербии, Англия преуспевает в инициировании большого континентального конфликта, который привел к уничтожению Центральных держав и ослаблению России.

 

После трех лет боев, в начале 1917 года, конец мировой войны казался неизбежным. За столом мирных переговоров, Россия должна была находиться среди держав-победительниц, требуя то, что ей было обещано при вступлении в войну: проливы и Константинополь. Это тот момент, с которого начинается книга Николая Старикова. Его тезис можно резюмировать в одном предложении: революция 1917 года была спровоцирована англичанами через своих агентов, чтобы избежать того, что для них означало геополитическую катастрофу – приобретение проливов (т.е. превосходство на Балканах и на востоке Средиземного моря) Россией.

 

После убийства Распутина, одного из самых ярых сторонников мира, адский механизм распада великой империи был запущен в движение. В нем некоторые агенты иностранных держав, такие как Керенский и Троцкий,[8] оппортунисты, которые стремились получить как можно больше выгод, недобросовестные, такие, как Ленин, сталкиваются с трагическими героями, такими, как генерал Корнилов или царь Николай II, и все это вместе с миллионами людей, принесенными в жертву на территории всей России. «Красное колесо», о котором говорил Солженицын, машина, с помощью которой Керенский должен был подготовить почву для Ленина и Троцкого, была приведена в движение …

 

.. и все же Стариков утверждает, что, несмотря на катастрофу, причиненную великому геополитическому сопернику, «союзники» сделали ошибочную ставку. Но объяснения этой точки зрения мы отложим для другой книги.

 

В заключение этой преамбулы мы обратим внимание на многие последствия, тезисы которых, представленные в книге, представляют для понимания истории Румынии. Среди них: британское предательство русского союзника и сознательная провокация революционных настроений в рядах его армии привели к краху всего Восточного фронта, включая часть, защищенную румынской армией. Героическим битвам в Мэрэшти, Мэраэшешти и Ойтуз, в которых погибли, сражаясь бок о бок, румынские и российские солдаты, исполняется … так же сто лет.

Издатель

Тимишоара, Ноябрь 2017

 

 

 

 

[1] Стариков упоминает, среди прочего, контракт на приобретение «локомотивов» из Швеции или золотой концессии «Лена голд», как средства которыми «Ленин и Ко» наградили западных спонсоров сразу после их восхождения к власти. Стариков Н. (2017), Национализация рубля – Путь к свободе России, Фронтиера, Тимишоара

[2] Редким исключением является книга британского экономиста Антони Саттона, «Уолл-стрит и большевистская революция», Изд. Анакроник 2017

[3] Объем финансирования, предоставленного японской империей Kuhn, Loeb & Co. составлял около 200 миллионов долларов (более 33 миллиардов долларов в долларах 2016 года). По оценкам, Джейкоб Шифф, директор Kunh, Loeb & Co. финансировал половину японских военных действий. «Шифф, Джейкоб Генри». Словарь американской биографии. Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера. 1928-1990 годы. Стр.. 430-432.

Для более детального анализа мы также рекомендуем статью Керри Болтона «Уолл-стрит» и Ноябрьская большевистская революция»: https://www.counter-currents.com/2013/10/wall-street-and-the-november-1917-bolshevik-revolution/

[4]   https://www.youtube.com/watch?v=q5ifQLCCkoA

[5] «Секрет политики? Хороший договор с Россией » – Отто фон Бисмарк

[6] Гитлер слишком хорошо знал британскую стратегию и в начале Второй мировой войны сказал: «Я не англичанин, чтобы выигрывать войны, используя кровь других», тем самым аргументируя необходимость военных усилий и жертв со стороны Германии. Стариков, в «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина», утверждает, что Гитлер проигнорировал свои суждения, решив напасть на СССР на благо и по совету… англичан.

[7] Для получения дополнительной информации о взаимоотношениях между ФРС и Банком Англии см. Стариков Н. (2017) там же

 

[8] Оба умерли на американском континенте.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Acest sit folosește Akismet pentru a reduce spamul. Află cum sunt procesate datele comentariilor tale.